Специфика становления и развития экономической культуры России (часть 1)

Per aspera ad astra…»  — Сенека, «…sed nisi ad astra per aspera  — МИФ

 

365

 

От автора

 

                    Данная статья была написана еще в начале 90-х для Дашковских чтений и планировалась к изданию в одном из тогдашних научно-популярных журналов.

                    Прошло время,… но представляется, что нынешняя ситуация показывает: глубинные предпосылки сложностей сегодняшних дней актуальны и значительны до сих пор. Серьезные проблемы всегда                           имеют очень глубинный «системный фундамент». И, если мы хотим наметить стратегию развития страны, если мы хотим ее великого будущего, то необходимо решать проблемы, видя их корни.

                    Это подвигло меня существенно переработать и обновить материал, оставив общий подход и концепцию. Фактически это новая статья, написанная и с учетом моего нового значительного опыта в                       дополнительных сферах деятельности и с учетом динамично меняющейся ситуации.

 

СПЕЦИФИКА  СТАНОВЛЕНИЯ И  РАЗВИТИЯ  ЭКОНОМИЧЕСКОЙ  КУЛЬТУРЫ  РОССИИ.

 

                                         «Четвертое явление Нового времени дает о себе знать тем, что человеческая деятельность понимается и осуществляется как культура.

                                        Культура есть в этой связи реализация верховных ценностей путем заботы о высших благах человека. В существе культуры заложено, что подобная забота со своей стороны начинает                                         заботиться о самой себе и так становится культурной политикой».[1]

Мартин Хайдеггер.

 

Преамбула.

Термин «экономическая культура[2]» еще не нашел широкого применения в работах экономистов, историков, политологов. Вместе с тем, данный термин очень емкий по своему содержанию и, по моему мнению, включает в себя:

  • уровень (развития) эффективности хозяйственного механизма,
  • органичность (гармоничность, сбалансированность) решения двух основных экономических вопросов: производства и распределения,
  • качественные показатели функционирования и развития основных экономических факторов: земли, труда, капитала, менеджмента, информации,
  • степень зрелости и сбалансированности взаимодействия экономической, общественно-политической, государственно-правовой и духовно-ментальной сфер,
  • уровень развития социума и его экономическую и политическую готовность воспринять и реализовывать задачи прогрессивного передового развития нации.

 

Стержнем экономической культуры видится проблема развития таких важных, сложных и многогранных явлений как собственность и собственник. Собственник, как носитель и движитель этой самой экономической культуры, и собственность как основа существования собственника…[3]

Именно проблематика развития хозяйственно-собственническо-культурных отношений в городе и деревне является основной сферой внимания автора в данной статье, так как специфика развития именно этих отношений придает характерную проблематику и специфику динамики развития мир-экономики и таких ее основ как система (вне)экономического принуждения, типология хозяйствования, развитие экономических факторов…

В этой связи экономическая культура может служить одним из важнейших критериев уровня развития страны в целом, ее международных экономических связей, вызревания свободно-рыночной системы как системы[4], уровня и качества жизни, развития гражданского общества, личной свободы и социальной ответственности…

Иначе —  это показатель качества развития специфических «миров-экономик»[5] и всех ее важнейших составляющих элементов.

 

Основной бенчмарк.

Западно-европейский мир-экономика прошел очень интересный и важный путь в своем развитии до нынешнего состояния и, безусловно, вышел за рамки собственно европейского континента.

Какова была основная «траектория» этого пути и его основные вехи?

Это была в первую очередь последовательная эволюция и развитие системы собственности, начиная от периода Древней Греции и Древнего Рима. Шло одновременное развитие и коллективной (полисной, муниципальной, коммунальной) и частной собственности. Ярким свидетельством этому является развитие и полисной политической системы, и сословия патрициев, и наследования земельной собственности.

Земельная собственность проходила свое развитие. Начиная от ее достаточно незначительного размера наследования в 2 югера в Риме, до затем огромных латифундий и земель английских лендлордов и их правового обеспечения.

Дальнейшую специфическую эволюцию земельная собственность в западно-европейском мире-экономике получила в форме развития германской общины – марки. Альменда и аллод, безусловная специфика французской виллы и такой крупной земельной частной собственности как сеньория (одновременное наличие домена и общинных земель в коллективной собственности, очень любопытное и показательное явление «le glanage», а также запрет сеньору убирать урожай с помощью косы).

Принцип_открытых полей_Сбор колосьев после первого укоса

Принцип «Открытых полей». Сбор колосьев после первого укоса

Движение Просвещения дало следующий сильнейший толчок в развитии, в том числе, и системе собственности. Просвещение сформировало и развило основные теории, которые легли в практику современного Западного мира: Теория Естественного Права (право на жизнь, свободу, собственность[6]), Теория Общественного Договора и Теория Народного (национального) Суверенитета.[7]

Все это, в конечном счете, привело к фиксированию права собственности как одного из основных «естественных прав человека», относящегося к категории «священных прав».

Война за независимость США и Декларация 13 Соединенных Штатов Америки фактически полностью закрепили окончательное становление системы собственности западно-европейского мира-экономики, а затем и ее практическое совершенствование.

Это нашло отражение, в том числе и в экономической теории (т.н. Economics), согласно которой верховным собственником Власти и таких основных ресурсов как Земля, Труд, а во многом и Капитал является домашнее хозяйство.  Все остальные (от владельца компании до государства) – пользователи.

Такие принципы на практике сейчас воплощаются, в частности, в регулировании ренты системы недропользования, которое через перераспределение приводит к резкому и устойчивому повышению уровня жизни граждан страны. Например, Норвегии и Канады, Арабских Эмиратов и Катара[8]

Также такие принципы  на практике отражаются и в системе ценностей крупных авторитетных предпринимателей, бизнесменов и в их действиях. Достаточно хорошо известны знаменательные высказывания, например, Коносуке Мацуситы: «Поскольку любая организация стремится к благоденствию, используя общественные ресурсы — землю, деньги, оборудование — и человеческий труд и талант, она ответственна перед обществом за то, что делает. В этом смысле организация — общественное явление. Вам не следует думать, что вы можете делать с бизнесом всё, что вам взбредёт в голову, просто потому, что вы его владелец (выделено мной)»[9].

Сейчас, конечно, собственник в основной своей массе в Западном мире во многом номинальный, формальный, так как кругом — должник. Своих активов как таковых не имеет. К этому во многом привело пагубное развитие агрегатного состояния денег и превращения их из основного средства обращения и меры стоимости (труда, товара) в собственно товар, а дальнейшее спекулятивное развитие международной системы кредитования, в основе которой стала Федеральная Резервная Система США,[10] привела к обессобственничанию в первую очередь самих же граждан США…

Но тем не менее, традиции собственности и статуса собственника, основы системы ценностей собственника в странах западно-европейского мира-экономики накрепко остались.

 

Россия.

А какова была специфика, каков был  путь развития собственности и собственника и мира-экономики России?

Именно в этой сфере лежит понимание «особого исторического пути России».

Каким он был?

Очевидно, что особый путь исторического развития России, с одной стороны, наложил своеобразный отпечаток на становление ее экономической культуры, а с другой — был определен спецификой проблематики и динамики развития этой культуры.

Большое значение в формировании собственности и собственника играет как в целом развитие в первую очередь сельского хозяйства и ремесла, так и развитие торговли. В целом в совокупности это очень важно в развитии товарно-денежных отношений, рынка и рыночного хозяйства.

Зарождение и начало.

Начало формирования хозяйственно-культурного типа России при всей значимости и длительности ее контактов с т.н. «Степью», при всех географических особенностях и природно-климатических отличиях от западноевропейского региона, это все же формирование, скажем,  «типично европейской страны», даже с учетом свойственных раннему средневековью т.н. «синтезной и бессинтезной зон развития»[11].

Вплоть до начала XIII века этот регион был важной (если не важнейшей) составляющей частью формирующегося на базе средиземноморского региона европейского мира-экономики. Восточнославянские племена, объединившиеся в Киевскую Русь, контролировали важнейший в то время развитый мировой торговый путь «из варяг в греки», тогда как европейская сухопутная торговля т.н. шампанских ярмарок и морская североевропейская торговля Ганзы, сыгравшие огромное значение в развитии средневековой Европы, находились лишь в зачаточном состоянии.

путь из варяг в греки

Торговый путь «Из варяг в греки»

Можно сказать, что территория восточнославянских племен фактически представляла собой очень важную и динамично развивающуюся «полупериферию» мира-экономики Византии, а Киев, являвшийся центром целого архипелага хорошо экономически развитых городов Руси, видимо, имел значительные шансы перехватить эстафетную палочку полюса экономического роста у Константинополя. Уровень развития экономической культуры восточных славян был сравнительно высок даже при сопоставлении с Византией и очень высок по сравнению с крайне аграризированной в V-X веках Западной Европой. Об этом свидетельствуют и Русская Правда, и уровень развития сельского хозяйства, (несмотря на более низкий уровень урожайности из-за природно-климатических и почвенных условий[12]  ) и степень развития ремесла, и степень развития внутрихозяйственных связей и  распространение грамотности (по результатам анализа берестяных грамот Новгорода и Смоленска), и развитие внешнехозяйственных связей: земли Киевской Руси торговали с внешним миром зерном, лесом, медом, пенькой, вплоть до  оружия[13]. Сухопутная и морская торговли развивались во всех прилегающих к восточнославянским территориям морях. Формировался динамично развивающийся мир-экономика с некоторой хозяйственной, ментальной и организационной спецификой.

В Восточной Европе переход к индивидуальному хозяйству в рамках соседской общины, складывание первых государственных образований (племенных княжений) и освоение великих водных путей — Балтийско-Днепровского и Балтийско-Волжского — способствовали появлению первых городов, ускорению создания единой Руси и ее «подключению» к системе товарообмена между христианской Европой, Византией и мусульманским миром. Идеологически вхождение Руси в мир европейской цивилизации закрепило принятие христианства наряду с Болгарией и Чехией (IX в.), Польшей, Венгрией, Данией (X в.), Норвегией и Швецией (XI в.).

Однако, несмотря на урбанизацию и международный престиж «империи Рюриковичей», она представляла собой все-таки несколько иную по сравнению с Западной Европой модель развития средневекового общества.

Относительно неблагоприятные почвенно-климатические условия при отсутствии до XII в. частного феодального землевладения (развитой системой частной земельной собственности) способствовали укреплению крестьянской общины, которая оставалась устойчивым элементом социальной организации крестьянства вплоть до XX в., а ведущей формой эксплуатации крестьян-общинников становилась не частно-феодальная, а княжеско-государственная. На Руси (а в X-XII вв. и в других странах Восточной Европы) складывается своеобразная система «служебной организации» общества, при которой население не только платило дань — налог, но и выполняло различные повинности в пользу князя, его наместников и дружины, располагавшихся в княжеских «градах»[14]. Последние на Руси оставались центрами феодального властвования и, в отличие от Западной Европы, не превратились в связи с последующими внешними событиями в самоуправляемые коммуны, как это произошло в западной Европе в XIII в. в результате т.н. «коммунальных революций».

Ситуация несколько меняется к рубежу XII-XIII вв., когда дробление некогда единой Руси приводит к появлению в отдельных землях различных вариантов развития, но…

 

Первый водораздел.

Монголо-татарское нашествие нарушило ход естественной эволюции, оторвало от византийского мира-экономики ее мощную восточноевропейскую полупериферию, проложило водораздел между Западной и Восточной Европой.

Со всей очевидностью можно говорить и о том, что это стало одной из глубинных экономических предпосылок окончательного ослабления, а затем и падения Византии в середине XV века.

Велики были последствия монголо-татарского 300-летнего ига для дальнейшего культурного развития русских земель. Но изменения в их дальнейшем экономическом, а в этой связи социально-политическом, государственно-правовом, индивидуально-семейном и духовно-ментальном развитии были колоссальны. Радикально изменился путь развития именно экономической культуры.

Кажущийся незначительным безусловный факт того, что выплата дани Золотой Орде легла на плечи не крестьян и князей, а русского города, имел едва ли не решающее значение в формировании специфической экономической культуры России и ее особого исторического пути.

сбор дани

Сбор дани монголо-татарами

Во-первых, фактически на всем временном протяжении ее выплаты, дань не была регулируема с точки зрения времени, объемов и мест ее сбора. Система ордынского ига предполагала регулярное выкачивание дани с покоренных земель (для Руси конца XIV в. ордынский «выход» составлял 15.000 рублей в год, т.е. примерно 3 тонны серебра)[15] — эти средства уже не могли быть вложены в отечественную экономику и культуру, но именно на этой основе происходил недолговечный расцвет ордынских городов. Падение технологии, утрата многих ремесленных искусств так же были следствием завоевания, как и разрушение только что сложившейся системы вотчинного хозяйства.

То, что было заложено Золотой Ордой, продолжила, расширила и усилила великокняжеская и царская власть. В этой связи процесс первоначального накопления капитала в городе (реально единственном месте такого процесса) был невозможен на протяжении очень длительного времени. Таким образом, была подорвана экономическая мощь города и значение этой социальной структуры в дальнейшем развитии цивилизационных процессов в России. В то время, когда в Западной Европе активно возрождались старые и рождались новые города (XI — XII века), которые секуляризировались и освобождались из под власти крупных земельных собственников — феодалов в процессе коммунальных революций и борьбы за рыночное право (XIII — XIV века), когда в них динамично генерировался такой социальный слой как буржуазия  (XII – XV века), значение которого в становлении свободно-рыночной системы невозможно переоценить, русский город был лишен подобной возможности. В XIV веке в городах Северо-Восточной Руси исчезают вечевые традиции.

Таким образом, на пути развития такого фактора производства как капитал на длительное время были поставлены трудно преодолимые препятствия.

Во-вторых, постоянная опасность и реальность очередного нашествия, обоснованный страх за собственную жизнь и жизнь своих близких, заставлял основную массу народа искать, пусть и временную, защиту. Такую, поначалу зыбкую, защиту мог дать только тот, кто обладал хоть какой-то военной силой. Это был лишь князь со своей дружиной. Поэтому, в отличие от Западной Европы, где город всячески и успешно стремился обособиться от феодала, русский город стал разрастаться вокруг княжеских хором. Это обусловило с одной стороны особое влияние княжеской власти на жизнь горожан, а с другой – начало формирования специфического отношения русских к власти и государству. Как следствие – русский город был лишен возможности распространять т.н. «воздух свободы», что стало неотъемлемой важнейшей функцией западноевропейского города. Развитие предпринимательских тенденций и зарождение предпринимательского менталитета стало практически невозможным.

Восстановление экономики в XIV-XV вв. происходило на заметно более низком уровне по сравнению с европейскими государствами. Приходилось как бы заново «повторять» пройденный путь, возрождая вотчинное землевладение, развитое городское ремесло, денежное обращение, в то время как в Западной Европе уже действовали мануфактуры, биржи, банки и университеты.

В-третьих, был нарушен, естественный ход эволюции русской крестьянской общины, ее хозяйства, поземельных отношений и в целом всего крестьянства. Если в Западной Европе именно в это время шел активный процесс эрозии крестьянской общины, укрепление и развитие аллодиального хозяйства и частной земельной собственности, а в этой связи и постепенный процесс зарождения сельской буржуазии, то в русских землях эрозия общины приостановилась и даже произошло ее укрепление, т.к. потребность безопасности и сохранения рода диктовали необходимость единения и коллективной ответственности. Это легло в основу многовековой устойчивости русской крестьянской общины, появлению такого феномена как русская община-мир с ее ведением сообща хозяйством, неразвитой системой частной земельной собственности, с ее сформировавшейся в XVII веке круговой порукой и определенной гарантией не пропасть, но и одновременной практической невозможностью выделиться, выйти из нее.

Русское крестьянство также как и город на многие века было лишено возможности генерировать сельскую буржуазию. Прогрессивная эволюция такого фактора производства как земля была приостановлена очень надолго.

В-четвертых, практически с момента установления ига в русских землях встала проблема организации национально-освободительной войны. Вопрос заключался в том, кто может стать ее стержнем. Если в Западной Европе таким стержнем стал город, неуклонно накапливавший свою экономическую мощь и власть, что и проявилось, например, во время Столетней войны во Франции, то в русских землях хоть какая-то сила осталась лишь у княжеской власти.

Русские бояре не превращались во владельцев замков — они оставались слугами князей, превращавшихся в XIII-XV вв. в «служебников» хана. Постепенно происходила перестройка системы отношений внутри общества — от вассальных связей (договора равноправных сторон) к связям министериальным князя-государя с бесправными подданными. В итоге этот процесс в сочетании с военно-политической мобилизацией сил страны привел в течение нескольких столетий к «похолоплению» общества, крайним проявлением которого явилось крепостное право в его наиболее жестком варианте.

К концу XVIII в. 59% русских крестьян являлись собственностью 1% населения — дворянства, но и о последних великий реформатор М.М.Сперанский писал в 1802 г.: «Я нахожу в России два состояния: рабы государевы и рабы помещичьи. Первые называются свободными только в отношении ко вторым, действительно же свободных людей в России нет…»[16]

Причем надо особо отметить, что процесс национального освобождения требовал колоссального напряжения всех сил и их объединения. Сложнейшая национально-политическая задача объективно требовала своего одухотворения, в котором особую роль выполнила Русская Православная церковь.

При этом необходимо сделать акцент: дело в том, что церковь, с момента появления стала государственной церковью и до XX в. находилась на полном содержании государства. Таким образом, на Руси, в отличие от Западной Европы, церковь не была самостоятельным фактором в социально-политической сфере, а в XVII-XVIII вв. шел процесс полного ее огосударствления.

Поэтому стержнем национально-освободительной войны русского народа стала великокняжеская власть, государство, вся деятельность которой освящалась ортодоксальной церковью, и эта война шла рука об руку с процессом создания и укрепления Русского централизованного государства. То, что великокняжеская власть смогла действительно стать стержнем этого движения и ценой невероятного напряжения сил относительно успешно завершить эту войну в конце XVI века еще более укрепляло в сознании русских особое отношение к власти (причем именно центральной, централизованной), к государству и к Русской Православной церкви как особому институту духовно-политической власти.[17] Длительное, тесное и жесткое совпадение общественно-национальных и государственно-властных интересов привело к отождествлению в целом общества и государства.

В сознании русских неуклонно укреплялось представление о государстве-обществе, причем последнее все далее отодвигалось на третьестепенные позиции пока практически окончательно не стерлось.

В-пятых, постоянная опасность очередного нашествия привела к устойчивой и продолжительной массовой миграции населения из благоприятных в природно-климатическом отношении южных плодородных областей в значительно менее благоприятную для сельскохозяйственного производства зону т.н. средней полосы России. Производство прибавочного сельскохозяйственного продукта, являющегося основой успешного экономического развития, товарообмена, развития товарно-денежных отношений, и рынка стало еще более затруднительным.

В-шестых, начался и стал крепнуть процесс обособленного развития крупных массивов восточнославянских земель, который привел к постепенному формированию великорусской, малорусской и белорусской народностей, к значительному сокращению и последующему разрушению формировавшегося мира-экономики восточных славян. Новый мир-экономика был принужден формироваться при отсутствии выходов к Балтийскому и Черному морям, в неблагоприятных условиях для развития торговли и купечества.

В-седьмых, совокупность таких предпосылок, необходимость сосредоточения всех ресурсов: людских, хозяйственных, военных и т.д., для решения первостепенных задач, привело к тому, что в России на базе создания «служилых сословий» начался неуклонный процесс возрождения, укрепления и совершенствования центрально-управляемого типа хозяйства, что препятствовало прогрессивной эволюции такого фактора производства как труд. В то же время в Западной Европе шел совершенно иной по своему качеству процесс. В Западной Европе усиливаются свободно-рыночные тенденции. Выкристаллизовывается (XII-XIV века), формируется (XV-XVII века) и укрепляется, с одновременным «выплескиванием» на весь мир, западноевропейский мир-экономика принципиально нового типа. Именно с этим связано начало формирования мирового хозяйства (XVI — XVIII века), как хозяйства свободно-рыночного типа, а затем его совершенствования, в основе которого лежало развитие и совершенствование собственности и собственника и основных факторов производства: земли, труда, капитала и менеджмента.

Таким образом, в период с начала XII по конец XV века в России вполне оформились тенденции в социально-экономической, государственно-правовой, духовно-ментальной и других сферах, которые привели к формированию специфической российской экономической культуры. В ее основу легли в общественно-политической жизни — ведущая роль государственности, в духовной — особое отношение к системе власти, в экономике — центрально-управляемый тип хозяйства[18]. Социально-экономическое развитие фактически целиком стало зависеть от властных структур, что привело к максимальному сужению социальной опоры экономической политики и колоссальной диспропорции в решении вопроса распределения. Шел процесс формирования мощного, богатейшего государства и обессобственничания народа, который привел к практически полной нищете и экономической немощи широчайших масс. Серьезнейшие препятствия встали на пути формирования демоса, неотъемлемой частью которого является собственность в различных и многообразных формах при развитой системе ее государственно-правовой защиты. Отсюда и перманентное состояние социально-политической напряженности, нередко перераставшей в острейшие кризисы, так характерные для России.

(Продолжение в части 2)

 

С уважением,

Михаил Иванович Федяков (МИФ)

 


[1] Хайдеггер М. Время и бытие. Статьи и выступления. Пер. с нем. – М., Республика, 1993, с.42.

[2] Термин от лат. Cultura имеет огромное количество различных и содержательных значений, но суть их связана с такими понятиями как возделывать, пестовать, холить, лелеять и далее: воспитывать, образовывать,  развивать…   Известный и великий русский живописец и своего рода философ от живописи, Константин Алексеевич Коровин считал, что «Культура – это защита жизни, а искусство – это ее прославление». Мне кажется это точным определением, великолепно позволяющим уловить суть самих этих явлений.

[3] Собственник и собственность находятся и рассматриваются в неразрывной гармоничной взаимосвязи. Собственник и собственность выступают одновременно как субъекты и объекты экономической культуры.  Это то, что собственно и предназначено для «взращивания» и совершенствования».

[4] т.е. функционирования экономики в оптимально благоприятной социально-политической, государственно-правовой, духовно-ментальной инфраструктуре.

[5] Подробнее о концепции мира-экономики см. Ф.Бродель «Материальная цивилизация, экономика и капитализм, 15-18 вв.» Том 3. Время мира. М.-1992.

[6] Собственность, лежащая в основе любой власти как таковой объявляется и является «правом священным и неприкосновенным»

[7] Согласно теории народного суверенитета главным носителем любой власти (и ее основным источником) является народ (нация), который лишь делегирует ее использование и применение (дает в пользование для соблюдения Общественного договора)  власти любого уровня (от кооперативной до верховной).

[8] Как пример: Катарская модель экономического развития основывается на активной добыче нефти и газа. Данная отрасль обеспечивает более 55% ВВП страны, который в 2012 году оценивался в 191,78 млрд.долл.США. 85% доходов от экспорта, достигшего размеров 133 млрд.долл.США, поступают от реализации углеводородных ресурсов, пополняя государственные доходы (в 2012 году составившие 68,8 млрд.долл.США) на 70%. По запасам нефти Катар занимает 14-ое место в мире (25,57 млрд.), а по запасам газа замыкает тройку мировых лидеров (25,2 трлн.кубометров).

Соотношение малочисленности населения, чуть превышающего 1,9 млн.человек, с многомиллиардными нефтегазовыми поступлениями, превратило Катар в самое богатое государство мира. В настоящее время эта страна имеет самый высокий в мире показатель ВВП на душу населения, который в 2012 году составил 102,8 тыс.долларов США.

При этом следует отметить, что коренные катарцы составляют лишь 20% всего населения и именно им  выпало счастье жить в обществе полного социального обеспечения, пользуясь всеми социально-материальными благами, предоставляемыми государством, в то время как основная рабочая часть населения Катара – трудовые мигранты из Индии (24%), Непала (16%), Филиппин (11%), Шри-Ланки (5%), Бангладеша (5%), Пакистана (4%) получают сравнительно весьма скромную заработную плату.

[9] К.Мацусите вообще было свойственно наличие очень четкой взаимосвязи между философией его бизнеса с его философией жизни. Он, в частности, в основе своей предпринимательской миссии видел следующие постулаты: «Миссия предпринимателя состоит в том, чтобы покончить с бедностью, избавить общество от страданий, вызываемых бедностью, и обеспечить его процветание. Целью бизнеса и производства является обогащение не только магазинов и фабрик данного предприятия, но также и всего общества».

«Обладание материальными благами никоим образом не гарантирует счастья. Только духовное богатство приносит подлинное счастье. Если это верно, то должен ли бизнес заботиться только о материальных аспектах жизни и предоставить заботу о человеческом духе религии или этике? Я так не думаю. Бизнесмены также должны принимать участие в создании общества, являющегося богатым духовно и изобильным материально».

Отсюда следовали и его принципы бизнеса («заповеди»):

  1. Служение обществу: обеспечивать производство высококачественных товаров и услуг по разумным ценам, внося тем самым вклад в достижение благосостояния и счастья людей во всем мире.
  2. Справедливость и честность: быть честным и справедливым во всех деловых операциях и в личных поступках, всегда принимать взвешенные решения, свободные от предубеждений.
  3. Коллективный труд на общее благо: объединять способности и усиливать решимость к достижению общих целей на основе взаимного доверия и полного признания индивидуальной независимости.
  4. Постоянное самосовершенствование: постоянно стремиться к улучшению корпоративных и личных результатов, даже в самых неблагоприятных обстоятельствах, с тем чтобы выполнить миссию фирмы по достижению прочного мира и процветания.
  5. Вежливость и смиренность: всегда быть скромным и почтительным, уважать права и нужды других, способствовать улучшению окружающей среды и поддерживать общественный порядок.
  6. Соблюдение естественных законов: следовать законам природы и согласовывать мышление и поведение с постоянно меняющимися условиями, с тем чтобы обеспечивать постепенный, но неуклонный прогресс во всех областях.
  7. Благодарность за благодеяния: всегда быть благодарным за все полученные благодеяния и доброту, с тем чтобы жить в мире, радости и достоинстве и преодолевать любые препятствия на пути к подлинному счастью».

[10] О ФРС см., например, http://www.dengy-vsem.ru/prokrizis_vid.php?id=1

 

[11] Поршнев Б.Ф. Проблемы феодального синтеза // Феодализм и народные массы. М., 1964; Гутнова Е.В., Удальцова З.В. (отв. ред.) История Европы. Том 2. Средневековая Европа. М.: Наука, 1992. А также: http://www.historyabout.ru/page-105.html

 

[12] По расчетам известного историка Л.В. Милова (Вопросы истории. – 1992. — № 4-5)

[13] Хотя, конечно, о достаточно развитой внешней торговле на уровне экспорта, в первую очередь, зерна,  можно говорить лишь с начала XVIII в.

[14] Флоря Б.Н. Служебная организация и ее роль в развитии феодального общества у восточных и западных славян // Отечественная история. — 1992. — № 2.

[15] Кучкин В.А. Русь под игом: как это было? — М., 1991. — С.22.

[16] Сперанский М.М. Проекты и записки. — М.-Л., 1961. — С.43.

[17] Кстати, видимо это стало одной из глубинных предпосылок того, что в России отсутствовали объективные условия для развития процессов аналогичных западноевропейским общественно-политическим движениям, приведшим к Реформации.

[18] Подробнее о концепции реальных типов хозяйства см. В.Ойкен. Основные принципы экономической политики. М., Прогресс, 1994.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>